Юрий Максимов
Фото автора

4 октября 1853 года, началась Крымская война, в которой наша страна противостояла агрессии коалиции мощных государств. Боевые действия 1853-1856 гг. в Российской империи потом назвали Крымской войной, а на Западе - Восточной. Эта война исторически не была популярной, в учебниках и СМИ она «терялась» на фоне событий 1812-1814 и 1941-1945 гг. Воссоединение Крыма с РФ вызвало кратковременный всплеск интереса общества к событиям середины 19 века, но важнейшие детали опять выпали из идеологического русла. 

В этой статье мы вспомним про дела давно минувших дней, а иллюстрациями нам послужат страницы из редчайшего альбома «Виды полей сражений Крымской кампании 1854-1855 гг.», изданного по фотографиям полковника В.Н. Клембовского музеем Севастопольской обороны в г. Санкт-Петербург в 1904 году.

  Заглавная страница альбома 
  «Виды полей сражений Крымской кампании 1854-1855 гг.»





Крымская компания 1854-1856 гг.

В нашей официальной исторической науке Восточная война оказалась низведённой чуть ли не до уровня рядового локального конфликта, итогом которого без капли сомнения признано военно-дипломатическое поражение России. В советское время, когда проигранные сражения и войны царской армии старались использовать в качестве критерия оценки эффективности государственного строя, победа антироссийской коалиции в этой полузабытой войне считалась безоговорочной.

Оборона Севастополя в нашей стране всегда признавалась героической. Имена Нахимова, Корнилова и матроса Петра Кошки знали все советские школьники. Герои были, оборона была, но войну, как писалось и пишется в учебниках, мы всё-таки проиграли.
 




Но при ближайшем рассмотрении истории этой войны возникает ряд вопросов, которые плохо согласуются с общепринятой версией оценки событий того периода. Мне меньше всего хочется грузить читателя выдержками из документов и излишне подробным анализом, поэтому попробую обозначить лишь наиболее важные и интересные моменты в цепочке событий тех далёких дней.

Начнём с географии. Крым был лишь одним из основных участков нанесения удара, что, в общем-то, было сложившейся традицией. Чаще всего объединявшиеся в союзы враги атаковали одновременно с разных сторон, понимая о сложности войны для огромной страны на несколько фронтов. Внимательный читатель в ответ может вспомнить про поход на Россию Франции в 1812 году, когда войска Наполеона шли к Москве чуть ли не по одной дороге.





Но если вспомнить лучше, то выяснится высочайший уровень антироссийской военной активности на юге как раз перед началом похода Великой Армии на Россию. Именно там, во время очередной русско-турецкой войны 1806-1812 гг. блестяще показал себя Кутузов. Он успел победно завершить компанию и принудить Турцию к миру буквально перед самым началом вторжения французов в Россию. Поэтому говорить о походе Наполеона на Москву без учёта всех нюансов просто некорректно.
 
Организаторы новой агрессии против России приняли к сведению уроки прошлого. Война была спланирована с учётом не только географических особенностей театров боевых действий, но и коммуникативно-транспортных возможностей того времени. Восточная война отнюдь не ограничилась Балканами и Крымом.





Удар почти одновременно был нанесён с шести направлений. Помимо Крыма, сражения начались на Кавказе и трёх морях - Чёрном, Балтийском и Белом. Объединённые англо-французские силы атаковали Россию и на малонаселённом и труднодоступном Дальнем Востоке, где российскими войсками была одержана блестящая победа, позволившая сохранить территорию и государственность страны.

Показателен и внушителен список противников России: три империи – Британская, Французская и Османская. Плюс здесь же до кучи оказалось Сардинское королевство. В будущем оно стало Италией, а в 1853 году это было приличное по европейским меркам государство с населением более 5 млн. человек. К сформировавшейся коалиции готовы были присоединиться и другие участники мировой политики, ожидавшие скорейшего крушения Российской Империи. И примкнули бы: в катастрофическом поражении России никто на Западе не сомневался. 





Восточная война выявила ряд объективных недостатков российской армии. И дело было отнюдь не в вооружённости. Здесь у нас как раз всё было в порядке - вооружение у всех участников войны во многом было одинаковым, за исключением большего количества нарезного стрелкового оружия у противника. А вот с организацией и с взаимодействием между подразделениями были серьёзные проблемы. Не выдерживала критики выучка солдат и квалификация командного состава Русской армии, хотя всё было относительно и схожие трудности имели и войска союзников. Безукоризненно показал себя только наш флот. 

К началу войны территория Крыма для России с военной точки зрения не имела приоритетного значения, ибо основной удар ждали из Европы. Поэтому и войск на полуострове было совсем немного. Но в Крыму стоял наш флот. И именно он, как гарант российского доминирования в Чёрном море и был главной целью Англии. Поэтому потом нам так легко отдали обратно особо никому не нужный Крым взамен на уничтожение флота. 





Крымская эпопея в целом хорошо известна и продемонстрировала не только легендарную стойкость русского солдата, но и вышеупомянутые проблемы с подготовкой солдат и комсостава союзников. Особенно в этом плане выделялись инициаторы и дирижёры войны - англичане, чья армия славилась покупными должностями и солдаты которой, по нелепому утверждению русского писателя Лескова, ружья кирпичом не чистили. Современный английский историк-публицист Рон Судалтер в оправдание неудач англичан в Восточную компанию пишет о том, что «…Крымская война велась удручающе неумело». 

Именно с Восточной войной связаны первые заметные проявления информационной войны. Английские газеты взахлёб писали о том, что при Синопе русские моряки якобы расстреливали тонущих турецких матросов и прочие «ужастики». Тогда же британские журналисты оправдывали неуклюжие действия своей армии, между делом пиарили отдельных «нужных» полководцев и т.д. Короче, создавали нужное общественное мнение.





Так же дело обстояло и с потерями врагов в той войне – англичане озвучивают и оплакивают только убитых непосредственно в бою: 2755 солдат. А про умерших в результате несчастных случаев, от ран и болезней ещё почти 20 тысяч солдат – про это ни гу-гу. А ведь у англичан к концу крымской компании было ещё около 20 тыс. раненых. Итого – общие потери более 40 тысяч человек. И это при численности английского экспедиционного корпуса менее чем в 98 тыс. человек. Чуть ли не половина армии! 

Захваченная у врага пушка – это символ победы. Помните ряды трофейных пушек в Кремле после изгнания французов в 1812 году? Так вот, взятие Севастополя для англичан стало событием чрезвычайной важности. Британцы разослали 4000 захваченных русских пушек по всем своим колониям, от Австралии до Канады. Умолчав, конечно, что более 3800 единиц захваченных пушек были устаревшими, в боях не использовались и мирно хранились в арсеналах Севастополя. Из этих пушек начали отливать главную военную награду Британской империи – крест Виктории. Севастополь англичане помнят до сих пор.  





Французы тоже доблестью не блистали и вдобавок несли огромные потери. Именно с их армией связан один казусный эпизод крымской компании. Дело в том, что в составе французского экспедиционного корпуса находились наёмники-зуавы - элитные подразделения лёгкой пехоты французских колониальных войск.

Эти части формировались из отбросов обществ, отличались высоким уровнем подготовки и необычным разноцветным обмундированием восточного типа. Из-за своего бесстрашия и беспощадности в бою зуавы были грозным противником. В зависимости от ситуации, они выполняли задачи армейского спецназа или, если быть точнее, - крупных штурмовых групп. 





В одном из критических эпизодов под Севастополем командование союзников бросило зуавов на русские войска, рассчитывая на привычный успех. Но русские солдаты о зуавах ничего не знали и, узрев на «спецназовцах» яркие шаровары и фески, приняли их за «обычных» турецких солдат, которых за серьёзного противника не считали.

В итоге атаку знаменитого французского спецназа защитники Севастополя встретили мощным штыковым ударом, противостоять которому не могла ни одна армия в мире. Не выдержали и зуавы. Но для них есть оправдание: они ведь до того момента тоже ничего не знали о русском рукопашном бое. Да, потом была блокада и взятие Севастополя союзниками, но на зуавов первая же встреча с регулярной русской армией стала запоминающейся. 

Англичане не считали турков за равноправных союзников, что подтверждают карикатуры в тогдашних британских газетах. Под Севастополем войска Османской империи использовались как дешёвое пушечное мясо. Впрочем, как и армия Франции. Англия же, как обычно, прислала на войну лишь относительно небольшой экспедиционный корпус. Они же в случае победы рассчитывали и на основной политико-экономический профит.


 



Спорные итоги войны 

25 февраля 1856 года начался Парижский конгресс. По его итогам состоялся размен территориями и были заключены международные договора, на несколько десятилетий определивших послевоенное мироустройство. Россия вернула туркам захваченную у них крепость Карс, но получила обратно завоёванные союзниками земли в Крыму.

Река Дунай была объявлена свободной для прохода судов любой страны, при этом немного были отодвинуты русские границы. Чёрное море стало нейтральным, и нашей стране было запрещено иметь там военный флот. Россия также временно теряла протекторат над Молдавией и Валахией. Что интересно, обязательную в таких случаях контрибуцию Российская империя никому не платила.  





Под негативными для России итогами войны обычно подразумевается именно ограничение нашего влияния на Балканах и ликвидация черноморского флота. Всех своих целей союзники так и не достигли, да и вырванные из России незначительные уступки буквально через пару десятилетий были «отыграны» военным и дипломатическим путём. На Кавказе в боях с флотом и армией Османской империи во время Восточной войны Россия имела только яркие победы. В северных морях столкновения имели значение лишь для британских газет.

На западных границах ожидаемый удар так и не был нанесён. На Дальнем востоке была одержана громкая и чистая победа в лучших традициях русской армии и флота. Наши американские колонии остались в безопасности, а их продажа правительству США в 1867 году была инициативой со стороны царского правительства и не являлась прямым следствием Крымской войны.






Многоходовки Восточной войны

Война – это продолжение политики силовым путём. А политика всегда строится на экономике. Кто сильнее экономически и у кого сильнее армия – тот и диктует миру свои условия. Регулярное сообщение евразийской России с американским континентом к середине 19 века создавало для Англии серьёзные перспективные угрозы.

Британцы всегда принимали это в расчёт и рано или поздно предприняли бы попытку ликвидировать назревшую проблему. А так как сообщение России с Аляской шло непосредственно через столицу тогдашнего Дальнего востока Петропавловск, то Крымская война стала отличным поводом убить всех зайцев разом. Не срослось. Но и Аляску это не спасло. Хотя, судя по всему, решение продать эту землю было вынужденным, а вырученные деньги пригодились для последующего перевооружения русской армии на рубеже 1860-1870-х гг.  





Но так что же всё-таки стало основной причиной грандиозной геополитической операции, ныне известной как Восточная война? Ответ кроется в экономике. До этого конфликта и ещё довольно долго после него Россия обходилась без иностранных кредитов. Мы имели устойчивую валюту - серебряный рубль. Золотой стандарт на тот момент уже принадлежал Ротшильдам, то есть - Англии. Или наоборот, неважно.

И потому задачи у британцев стояли очевидные – «подсадить» Россию на кредитную иглу, благо как делать по-настоящему большие деньги уже тогда давно знали прекрасно. И жалование английским войскам в русском Крыму платили те самые Ротшильды. 
Ожидаемая победа коалиции в Восточной войне неизбежно должна была повлечь за собой падение российской экономики, потом – неизбежные кредиты и финансовое закабаление. Нет денег – нет перевооружения армии. Нет боеспособной армии – нет суверенитета.





Война стоила России 800 млн. тогдашних рублей, что вдвое обесценило нашу валюту и на полтора десятилетия не позволяло выйти на бездефицитный госбюджет. Но война в целом для британцев пошла сикось-накось, так что пошёл в разнос и финансовый расчёт.
Что интересно, во время Восточной войны крупный заём в Англии сделала… Османская империя, что в итоге привело её к финансовой катастрофе почти сразу же после окончания войны - в 1858 году.

Стоит ли удивляться тому, что за последующим расчленением Османской империи стояла именно Англия. Такая же судьба была бы уготовлена и России в случае её запланированного поражения.
 
А что случилось бы, если победа под Петропавловском досталась бы англо-французскому десанту? Для России этот неприметный эпизод закончился блистательной победой, но её значение недооценено до сих пор. Поэтому и итоги всей Восточной войны интерпретированы однобоко и являются благодатной темой для фальсификаций.





А ответ здесь один: произошла бы катастрофа глобальных масштабов. Россия разом лишилась бы всего Дальнего востока и, возможно, значительной части Восточной Сибири. От Российской империи сразу была бы отторгнута Аляска. И мы бы навсегда лишились выхода к Тихому океану, о важности которого для России так убедительно писали Ломоносов и Колчак. Крым бы нам не отдали, да и выход к Чёрному морю тоже забрали.

Россия осталась бы без каких-либо перспектив, замкнулась в пределах своей европейской части максимум с прихватом Урала и, «обкусанная» со всех сторон, быстро скатилась на уровень региональной державы. И это – в лучшем случае. Не стоит полагать, что не будь наших побед над турками и на Тихом океане, условия Парижского договора были такими же. Но этого не случилось.





Именно поэтому итоги Восточной войны для России никак не могут быть «позорным поражением». С учётом «войны в одиночку против всех», сложившуюся ситуацию можно назвать боевой ничьёй. Этот относительный паритет имел огромное значение и был подкреплен умной и национально ориентированной дипломатией.

Руководством страны были сделаны правильные выводы и приняты верные решения. Россию ждали новые войны и новые победы. Крымская война и героическая оборона Севастополя навсегда остались в народной памяти. Но нужно помнить и значение победы русских войск и ополчения на Дальнем востоке. 


Статья была опубликована в журнале "Мастер-Ружьё"
в ноябре 2019 года